Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Calcibor

Самый плохой банк в Москве

банком "Восточный"
банком "Восточный"

Все что здесь вы прочтете далее, будет взято ни откуда-то из чьих-то слов, а из личного опыта помноженное на услышанное и прочтенное.

Я не стану здесь перечислять список банков, которым я, и многие из тех с кем я общаюсь, выпали из доверия или попали в черный список.

Пару лет назад, когда мне нужен был кредит, я обошел несколько банков в поиске самых приемлемых банков с предложениями…

Так я познакомился с нашим героем из финансового института нашей бескрайней родины России —банком «Восточный».

Пробыв в очереди пару минут, наблюдая за очередью в несколько десятков человек и всего два сотрудника банка, которые, не знаю как собрались обслужить всех до окончания робочого дня, я просто ушел.

Короче говоря, вам звонят на телефон, вешают лапшу о том, какие у них сегодня замечательные кредитные предложения для вас имеются. С низкими процентами! А, когда приходишь, они тебе, просто выдают кредитную карту, на вопрос какая процентная ставка, они тебе отвечают — “чуть позже”.

Да, чуток позже узнаешь, когда мы все формальности оформим…

Ты подписываешь все документы, возишься с ними, часик, отвечая на все вопросы…, фотографируясь раз двадцать.

В заключении они выдают тебе кредитную кару с процентной ставкой, которых уже со времен передела рынка не было, конца 90-ых. 28% годовых!

Спрашивается, кто под такие проценты кредиты берет, и на сколько нужно быть богатым, чтобы позволить себе подобное расточительство?!

В общем, не тратьте свое драгоценное время на этот банк.

Calcibor

Рубль привязан к доллару "по привычке"

Формально рубль к доллару не привязан, но в рамках так называемого "Вашингтонского консенсуса", свода правил, созданного развитыми странами для развивающихся, чтобы те не стали развитыми, предусмотрено полное резервирование национальных валют. То есть, количество валюты в обращении должно соответствовать накопленным запасам валют и валютных товаров. Новые деньги могут выпускаться только в пределах пополнения этих запасов. Делается это одним-единственным способом – обращение других валют внутри страны запрещается. Всякий, у кого есть другая валюта, должен для ее использования обменять ее на внутреннюю – он идет в какую-нибудь обменную контору, вроде Московской межбанковской валютной биржи, предлагает эту валюту на продажу, а те, кому она нужна, ее покупают. В конечном счете, часть этой валюты покупает Центральный банк, выпуская взамен определенное
количество своей валюты. Вот так осуществляется привязка – через валютный запас Центрального банка и систему торгов. Всякая валюта должна быть обеспечена тем объемом товаров и услуг, которые можно за нее купить непосредственно, не прибегая к ее преобразованию в другие валюты. А количество рублей в обращении должно определяться не накопленными валютными запасами, а общей ценой товаров и услуг, выпускаемых и осуществляемых самой РФ. Сейчас же рубль привязан не ко всему этому массиву товаров и услуг, а только к крошечной его части, даже не ко всему нашему экспорту, а лишь к той части экспортных доходов, которые, в конечном счете, попадают в наш Центральный банк. | "Вашингтонский консенсус" навязывается миру, в основном, через Международный валютный фонд. Он дает свои кредиты только тем странам, которые соглашаются соблюдать этот свод правил. РФ уже давно погасила свои долги перед МВФ и, в принципе, могла бы не придерживаться правил "Вашингтонского консенсуса", но, к сожалению, за то время, что мы были в долгу, у нас из экономического блока правительства тщательно вычистили всех людей, не считающих "либеральную религию" единственно возможной, и способных отойти от "Вашингтонского консенсуса". Так что сейчас мы связаны тем, что несколько тысяч чиновников экономического блока правительства РФ просто не умеют думать самостоятельно, а только повторяют либеральные заклинания. Кстати, именно в силу "Вашингтонского консенсуса" Россия сейчас катастрофически недомонетизирована. В тех странах, где валюты обеспечены собственными товарами, а не резервами других валют, уже давным-давно сложилось правило, что общая сумма денег в обращении должна быть не меньше, а желательно, даже немного больше общей стоимости годового ВВП. В России сумма денег в обращении в разное время колебалась от половины до четверти годового ВВП, сейчас составляет около трети годового ВВП. Этого катастрофически недостаточно для нашего собственного внутреннего хозяйства. Поэтому мы и вынуждены прибегать к различным денежным суррогатам и кредитоваться за рубежом. Что касается доллара, то еще Советский Союз начал продавать значительную часть своих экспортных товаров за доллары просто потому, что золота в международной торговле почти не осталось. В рамках соглашения, подписанного в городке Бреттон-Вудс в 1944 году, все страны, участвующие в этом соглашении, обязались рассматривать доллар как эквивалент золота и принимать доллары к уплате при торговле между собой. Ну, а Соединенные Государства Америки взамен обязались обменивать доллары на золото по цене $35 за тройскую унцию, правда, с оговоркой, что минимальная сумма к обмену – $10 тыс. По тем временам, это была большая сумма, это условие фактически отсекало от золота большую часть частных лиц. На практике такую возможность могли реализовать только государства. Соответственно, доллар стал понемногу вытеснять золото из мировой торговли, и Советский Союз так же стал значительную часть своих экспортных товаров отпускать за доллары. В то же время, в торговле с другими социалистическими странами оплата осуществлялась другими платежными средствами. В частности в рамках Совета экономической взаимопомощи применялся так называемый "переводной рубль". Переводной рубль был формально определен на золотой основе, и если совсем точно, то один рубль обеспечивался 0,987412 грамма золота. Но фактически он использовался только как расчетная единица. Товарные поставки внутри Совета экономической взаимопомощи погашались, как правило, встречными товарными поставками. Другое дело, что в рамках СЭВ Советский Союз мог, например, продав нефть в Чехословакию, получить взамен не чехословацкие товары, а на эти переводные рубли купить товары во Вьетнаме, а уже Вьетнам, получив переводные рубли, покупал товары в Чехословакии. В этом смысле, переводной рубль был вполне работоспособной валютой для международной многосторонней торговли. А с остальными странами зарубежными мы либо пользовались прямым бартером, то есть встречными поставками непосредственно друг другу, либо долларовыми взаиморасчетами, ибо в силу Бреттон-Вудских соглашений доллар чаще всего встречался на мировом рынке. Само Бреттон-Вудское соглашение было написано не по злой воле американцев, а потому, что в 1944 году, когда оно было подписано и еще спустя несколько лет после окончания войны, сколько-нибудь приличные запасы товаров для продажи были только в Соединенных Государствах Америки. Соответственно, все остальные страны, нуждавшиеся в этих товарах, вынуждены были торговать за доллары, поскольку золотые запасы практически все были истрачены в ходе войны. В тот момент это соглашение представлялось взаимовыгодным. По этим соглашениям возник и Международный валютный фонд, как инструмент кредитования стран, временно нуждающихся в иностранной валюте. Но в последствии, для того, чтобы эта временная задолженность не переросла в постоянную, придумали "Вашингтонский консенсус", как свод правил, которые, как казалось на тот момент, действительно обеспечивали разумную финансовую политику и не позволяли влезть стране в непоправимые долги. А то, что "Вашингтонский консенсус" при достаточно долгом употреблении приводит к параличу большей части экономики и превращению страны в придаток тех, кто ее кредитует, возможно, этого не предвидели и сами авторы свода правил. Вполне возможно, что система СЭВ действительно могла стать основой для альтернативной экономической структуры и, собственно, долгое время была ей, но ее погубила жадность мелких стран. Дело в том, что в рамках СЭВ действовало правило долгосрочного усреднения цен, чтобы не допустить резких потрясений вследствие скачка каких-нибудь цен на мировом рынке. В рамках СЭВ в качестве ценового ориентира для торговли товарами, имеющими спрос и на мировом рынке, использовались средние цены на мировом рынке за последние пять лет. В результате, когда в середине 1980-х стала падать цена нефти и некоторых других сырьевых товаров, получилось, что страны СЭВ получают от Советского Союза нефть и газ по ценам заметно большим, чем на мировом рынке, и неизвестно, когда конъюнктура рынка пойдет в обратную сторону. И вот тут их подвела жадность. Они потребовали взаиморасчетов по мировым ценам и в конвертируемой валюте, чтобы иметь возможность за свои товары купить нефть не в Советском Союзе, а на внешнем рынке, где она в тот момент была дешевле. Это и привело к раскачке экономической системы, уже сформированной в рамках совета СЭВ и, в конечном счете, к его развалу и роспуску. Если бы руководители стран СЭВ могли внятно объяснить своим гражданам то, что я сказал сейчас, и на этом основании призвать их несколько лет потерпеть, потому что в дальнейшем конъюнктура рынка может измениться, и лучше не гоняться за прибылью с риском понести убыток, думаю, мы бы избежали множества потрясений. Но, к сожалению, тогда уже несколько десятилетий работал механизм отрицательного отбора – наверх продвигались не те, кто успешнее других решал задачи, а те, кто меньше других заставлял нервничать своих руководителей. А известно, что не ошибается только тот, кто ничего не делает. Сейчас для ухода от доллара, скорее всего, придется очень существенно изменить и правила работы на валютном рынке, ограничив доступ к нему, и правила на внутреннем рынке, в частности, придется резко расширить практику целевого кредитования и предусмотреть очень серьезные наказания, штрафные санкции, уголовное преследование за нецелевое использование кредитных средств. Одним словом, надо будет заметно централизовать управление экономикой. А "либеральная религия", исповедуемая сейчас экономическим блоком правительства РФ, да и многими влиятельными людьми и группами, не допускает никакой централизации управления. Должен заметить, что наш президент, по моим наблюдениям, постепенно выкарабкивается из-под "либеральной религии", но пока он находится только на середине этого сложного пути. Надеюсь, что ему хватит сил пройти весь этот путь. Анатолий Вассерман
Calcibor

От Великой до Величайшей депрессии за сто лет

depression_bread_line_Corbis-UPI-Bettmann
В декабре Федеральная резервная система США отпразднует вековой юбилей, экономисты подводят итоги работы регулятора и вспоминают, с чего все начиналось

Вашингтон. 21 марта. FINMARKET.RU - Система федеральных резервных банков США была создана 23 декабря 1913 года. Сто лет назад смысл создания центрального банка и его филиалов заключался в том, чтобы навести порядок в банковской системе страны и сделать доллар более эластичным. Созданию ФРС предшествовали банковский и финансовый кризисы, особенно суровым выдался 1907 год. Деловые круги и политики, в итоге, потребовали от правительства серьезной финансовой реформы.

Ключевой частью этой реформы и стала ФРС. Новый институт должен был обеспечивать ликвидностью банки, оказавшиеся в сложном положении во время кризисов, о сегодняшних целях ФРС - борьбе против инфляции и за занятость речь тогда не шла.

Известный экономист Кеннетт Рогофф из Гарварда вместе со своей коллегой и соавтором Карен Рейнхарт проследили за тем, как менялся мандат ФРС.

Три возраста ФРС

1913-1930 годы: ФРС на страже интересов доллара.


  • В этот период функции ФРС сводились к сохранению финансовой стабильности в экономике США.

  • Отцы-основатели ФРС мало думали об инфляции. Для них высокая инфляция была скорее редким феноменом, который возникает в периоды войн или других бедствий. У них были основания так считать: в 1913 году цены были лишь на 20% выше, чем в 1775 году и на 40% ниже, чем в 1813 году, в разгар войны между Великобританией и США. Цены в США начали расти после отказа от золотого стандарта в 1933 году. Сейчас цены в 30 раз выше, чем в 1913 году.

  • ФРС явно со своей задачей не справилась. С 1929 по 1933 годы выпуск экономики США упал на 31%. С 1925 по 1933 годы в США обанкротилась половина банков.

  • Итогом стало создание Федеральной корпорации по страхованию банковских вкладов и других регуляторов, взявших на себя часть функций ФРС.

  • В течение 1930-х годов политика невмешательства государства в дела финансового рынка сменилась жестким регулированием. Тогда же были созданы барьеры на пути потоков международного капитала - в мире началась финансовая деглобализация.

  • Тогда в распоряжение ФРС было множество инструментов влияния на денежную политику, но многие из них использовались неправильно и лишь усугубляли проблемы экономики. Например, норма резервирования с1935 по 1937 годы выросла в два раза с 13% до 26% - это случилось в разгар Великой депрессии, когда ее нужно было наоборот снижать.

1939-1978 годы: ФРС - слуга Казначейства.


  • С начала Второй мировой войны до 1970-х годов в истории ФРС настала эпоха бюджетного доминирования. Это эпоха роста госдолга - такого в истории США больше не было. Тогда ФРС во имя борьбы с безработицей должна была финансировать бюджетные проекты.

  • Использование монетарных инструментов в это время была ограниченным: рост ставок был зафиксирован, до начала 1950-х годов существовал потолок роста кредитования, а в США и в других странах применялись различные финансовые репрессии.

  • С 1945 по 1970-е годы в мире не было крупных банковских кризисов. Такой длительный период спокойствия был совершенно новой эпохой в мировых финансах.

  • Но мягкая монетарная политика, шоки предложения и постоянное бюджетное стимулирование привели к стабильно высокой инфляции. Со временем появилась необходимость бороться с ней. Это стало началом эпохи современных независимых центробанков.



После Второй мировой войны США поняли, что такое инфляция


1979-2007 годы: ФРС - борец с инфляцией.


  • В начале 80-х годов ФРС и другие центробанки переключились на поддержание ценовой стабильности и смягчение макроэкономических циклов. С 1979 года начинается период стабилизации инфляции, который закончился с кризисом 2007 года.

  • Без предыдущих этапов ФРС не смогла бы превратиться в то, чем она сейчас является.

  • Регулятор перестал использовать и некоторые инструменты, например, почти забытыми оказались нормы резервирования и другие способы, которые должны были обуздать бурный рост кредитования.

  • Единственным оружием ФРС стали ставки и различные коммуникационные стратегии.

После 2007 года: ФРС и ставки "около ноля"


  • В 2007 году началась новая эпоха, которую пока сложно как-то охарактеризировать.

В отличие от Рогоффа и Рейнхарт, некоторые аналитики все-таки пытаются представить как будет менять политика ФРС.


  • Сейчас ФРС наращивает свой баланс. Исторически тоже самое происходило во время Второй мировой войны и Великой депрессии. Тогда баланс, по оценке Morgan Stanley,доходил до 20% ВВП. Сейчас баланс превышает $3 трлн, это пока меньше 20% ВВП. Но баланс имеет все шансы вырасти до этой отметки.



Баланс ФРС продолжает расти



  • Нетрадиционная политика вроде QE может сохраниться навсегда, став частью нового мирового порядка предполагают авторы блога Free Exchange the Economist. Последняя встреча Комитета по открытым рынкам не преподнесла сюрпризов: политика ФРС не изменилась, регулятор лишь немного снизил долгосрочный прогноз по инфляции и росту экономики. Безработица вряд ли вернется к своему естественному уровню в 5,2-6% до 2015 года.

  • В этом как раз и проблема. Конечно, ситуация в США не так плоха, как три года назад, но выздоровление пока даже не на горизонте. Если прогнозы ФРС верны, то безработица будет выше нормы в течение семи лет - это признак неэффективной монетарной политики.

  • ФРС в декабре 2008 года снизила ставки по федеральным фондам до нуля и, тем самым, лишила себя главного инструмента монетарной политики - дальше ставки снижать просто некуда. Регулятор пытался это компенсировать с помощью различных нестандартных средств. Судя по последним заявлениям, члены Комитета по открытым рынкам разочарованы в результатах этой политики и все больше озабочены ее рисками.

  • Однако это не означает, что ФРС откажется от этой политики. Если экономика будет расти, согласно прогнозам ФРС, то ставка останется на уровне около ноля до 2015 года. Но хуже другое, в долгосрочной перспективе, по мнению членов Комитета по открытым рынкам, ставка по федеральным фондам составит лишь 4% - это очень низкое значение. В прошлые три рецессии ФРС всегда снижала ставку на 4 п.п. Это значит, что при следующем спаде ее вновь придется снизить до нуля. Чтобы стимулировать экономику, ФРС придется полюбить нестандартную монетарную политику.

  • На пресс-конференции Бен Бернанке заявил, что это, скорее, академический спор и пока эту проблему ФРС решать не намерена. Скорее всего, это означает, что ФРС комфортно себя чувствует с нестандартным стимулированием и не собирается от него отказываться. В будущем проблему можно решить с помощью более высокой цели по инфляции или с помощью таргетирования номинального роста ВВП. Но пока ФРС просто призывает всех привыкнуть к нестандартной политике и медленным восстановлениям.

Любимая политика ФРС тоже не работает - ставки мало влияют на состояние денежного рынка и кредитования

Рогофф и Рейнхарт, правда, уверены, что не стоит сожалеть и о любимой политике ФРС - снижении ставок. Во многом из-за нее регулятор проглядел кризис, да и в принципе она была не слишком эффективна.

В последние тридцать лет динамика частного кредитования почти не интересовала регуляторов даже как индикатор частного спроса, инфляционного давления или в качестве раннего сигнала о финансовом кризисе. При этом многие экономисты доказали, что кризисам всегда предшествуют кредитные бумы. В этот период ФРС сосредоточился на одном виде денежной политике - изменении ставок. С ее помощью регулятор воздействовал на инфляцию и рост экономики. Из-за этого ФРС проглядела кризис и оказалась в нынешней ситуации.

Рогофф и Рейнхарт проанализировали динамику кредитования. Акцент в своем исследовании Рогофф и Рейнхарт сделали именно на росте кредитования домохозяйств, ведь американские компании благодаря развитым финансовым рынкам, практически независимы от влияния банков.


  • Современное городское общество США начало формироваться в начале XX века. С тех пор доля потребления в располагаемом доходе домохозяйств неуклонно растет.

  • Номинальные объемы потребительского кредитования, находящегося в обращении, значительно сокращались за последние сто лет лишь в трех случаях: во время коллапса банковского сектора в период Великой депрессии, во время Второй мировой войны и в 2009 году, в период последнего финансового кризиса.

  • В остальное время кредиты увеличивались в среднем на 8,2% в год в период 1919-2012 году. В 2009 году сокращение составило всего 4,3%.



За последнее столетие кредитование в США сокращалось лишь в трех случаях


Рогофф и Рейнхарт проанализировали динамику кредитования и динамику процентных ставок. Оказалось, что самая популярная политика ФРС работает лишь в 25% случаев.


  • Если ставки снижались, а кредитование росло, то наступало "явное смягчение". То же самое касается и ужесточения политики. Из 92 годовых наблюдений (1921-2012) лишь 23% попали в категорию "явных", причем оказалась, что эти случаи не зависели от политики ФРС и мобильности капитала.

  • Сокращение ставок во время "явного смягчения" обычно приводит через несколько лет к рецессии в экономике.

  • Если ставки снижались, а динамика кредитования не менялась или даже сокращалась, то речь идет о "смешанном смягчении". Такая ситуация складывалась в четверти всех случаев. Именно такая ситуация преобладает после кризиса 2007 года: в 2008 и 2009 годах количественное смягчение и снижение ставок сопровождались падением кредитования.

  • В 23% случаях рост ставок не приводил к замедлению кредитования - это тоже "смешанное смягчение". Обычно это происходило во времена высокой инфляции: рост ставок был методом борьбы с ней.

  • Если же ставки не изменялись, а рост кредитования ускорялся, то такая политика была "нейтральна к смягчению". К этой категории относятся все остальные случаи.

Советы для ФРС после кризиса: стоит вспомнить о забытых способах регулирования

Как только кризис закончится, главной целью ФРС вновь станет обеспечение финансовой стабильности. При этом регулятор вряд ли откажется от контроля над инфляцией и поддержания максимальной занятости.

В этом случае ему придется применять множество инструментов для достижения этих целей. Вопреки общепринятому мнению изменения краткосрочных ставок недостаточно, чтобы влиять на финансовую систему. ФРС придется вспомнить об изменениях к требованиям по резервам и резервам обязательств по сделкам, а также о различных кредитных мерах. Именно они должны войти в арсенал центробанка США и других развитых стран. Хотя бы до тех пор, пока в будущем не будет создан супер-регулятор, который сможет отслеживать все риски.

Например, если ФРС сейчас ужесточит требования по резервированию, выход из QE будет куда проще, а саму политику можно будет проводить агрессивнее.